bez_pisem (bez_pisem) wrote,
bez_pisem
bez_pisem

Август 2014 - 9

Август 2014 - 1
Август 2014 - 2
Август 2014 - 3
Август 2014 - 4
Август 2014 - 5
Август 2014 - 6
Август 2014 - 7
Август 2014 - 8



Тарасов предполагал, что укры не будут штурмовать Грузко-Ломовку. Для них в этом не было никакого смысла. Но на всякий случай оборону выстроил в два эшелона. Внешний периметр отдал местным ополченцам и казакам из других подразделений. Точное число этих бойцов он не знал. Своих поставил за речкой, сосредоточив свои противотанковые средства возле моста. На флангах и в тылу поставил заслоны, прикрываясь от возможного обхода. Треть своих бойцов Тарасов отправил на отдых, организовав ротацию. Периодически Тарасов проходил по позициям? проверяя наличие бойцов. В целом, бойцы из других подразделений ему нравились, настрой был боевой. Правда Тарасов уже много раз видел, как настрой моментально меняется на противоположный. Казаки, занимавшие оборону в направлении Грабского, оборудовали позиции и даже установили фугасы на обочине.



***Схема обороны

Тарасов взял МПЛ (малую пехотную лопатку), туалетную бумагу и двинулся к оврагу.
- Командир, ты куда идешь?
- Туда, - Тарасов показал рукой.
- Не надо, командир, ты же знаешь что будет.

Тарасов знал об этой примете. Бойцы считали, что стоит ему оправится, как тут же произойдет неприятность — минимум накроет артой, а то чего и похуже.

- Расслабьтесь, вера в приметы - удел слабаков.
- Хоть лопатку оставь.
- Отвалите.

Сделав свои дела, Тарасов собрался закопать результат, как вдруг услышал объявление тревоги. Бросив все он побежал на КНП. Навстречу ему бежал Хиппи, который объяснил что произошло. С его слов, на Грузко-Ломовку напали укры в составе двух БМП-2. Наши наблюдатели успели поднять тревогу.

Тарасов навел трубу на край деревни. Так и есть, укровские БМП. Что происходит? - думал он. На штурм непохоже. Может внимание отвлекают от чего? Обход? Зачем им Киселевка? Мы угрожаем коммуникациям. Укры свежие силы подтянули? Непохоже. В эфире тишина. Наблюдатели ничего не заметили. Не могу понять.

- СПГ ко мне, сказал он в рацию.

Расчет с СПГ выставили, направив на БМП.
- Давай Клен, целься получше, - сказал Тарасов.
Клен стал наводить СПГ.
- Готово.
Тарасов заглянул в прицел. Вроде все было правильно.
- Стреляй.
Клен еще раз проверил наводку и нажал спуск.
СПГ бахнул, ракета вышла и через пару сотен метров резко обвалилась вниз.
Тарасов отодвинул Клена и заглянул в прицел. Прицел не был сбит. Наверное воздушные потоки. Стрелять нельзя.
- Клен, тащи СПГ на свою позицию.
И подхватив автомат двинулся в сторону укров.

По пути он догнал свою дежурную группу, которая двигалась в том же направлении. Отдав необходимые распоряжения, рысцой двинулись дальше. К тому времени, когда они подошли, укров уже не было. Как впрочем и ополтосов. На обочине виднелись куски раздавленного фугаса. Бойцы заняли оборону и стали поджидать убежавших. Вернулись «беглецы» на удивление быстро. Тарасов ничего не стал им говорить и, собрав своих людей, вернулся на исходные.

В который раз Тарасов убедился в том, что доверять можно только проверенным подразделениям. А эти даже фугас не подорвали. Тьфу.

Вернулись на исходные. Прикинув все еще раз, что-то менять в плане обороны Тарасов не стал. Особого ничего не происходило. Разве что в одну из ночей раздался громкий звук. Земля содрогнулась. Не так как при обстреле, а так, как это наверное происходит при землетрясении. Раздался гул, который приближался со стороны укров. Ничего себе, - подумал Тарасов, с таким он еще не сталкивался. Ничего сделать было нельзя, оставалось ждать. Гул приближался и пройдя над их головами стал смещаться в сторону Макеевки. Значит стреляли не по ним. Тарасов приподнялся и стал всматриваться в ту сторону. Раздался взрыв и хоть его не было видно, значит он был далеко, земля еще раз вздрогнула. Что это было, Тарасов так и не понял. Больше таким не стреляли.

Шло время. Из радиоперехвата и согласно наблюдениям ситуация менялась. Были случаи, когда укры массово покидали позиции. Так в одну из ночей укры в полном составе покинули блокпост, который утром спешно заняли укры, что бы хоть как-то закрыть дыру в обороне.
*** видео укров, которые рванули домой ***!!!
Ситуация явно склонялась в нашу пользу. Что же можно предпринять? Тарасов стал бдумывать новый штурм Грабского. Правда теперь не было техники. И с б/к, как, впрочем, всегда, были проблемы. Хотя одно исключение было, но много позже, под Логвиново.

Зашипела рация, Тарасов прислушался, - укропы, - услышал он голос М., - я вас буду ebat.... и прочая нецензурщина с гомосексуальным оттенком. Что за мудак? - думал Тарасов. Укры же будут знать, что мы их прослушиваем. И неизбежное произошло - укры сменили частоты. Так что Тарасов остался без важного источника информации о противнике из-за дешевого ополтоского пиара.

План штурма был прост. Пускаем разведвзвод по посадке, расположенной на правом фланге. Их задача прикрыть фланг и скрытно сделать обход справа. Два десятка бойцов во главе с Тарасовым работают слева. Свою группу Тарасов разделил на две части. Группа маневра должна была стрелять по украм, демонстрируя обход, и провоцируя ответный огонь. Группа огня - подавить выявленные огневые точки. Основные силы, если появится возможность, идут по центру. В этот момент начинает шуметь разведвзвод, провоцируя панику у укров.

Первым двинулись разведчики. Основа замысла — их скрытный выход на нужный рубеж. Прошло время, и «Хирург», командир разведвзвода, отщелкал в рацию условный сигнал об успешном выполнении первого этапа.

На левый фланг двинулась группа Тарасова. Место было знакомое, не один раз ночью хоженое, так что продвигались быстро. Выйдя на рубеж, Тарасов отщелкал в рацию заму, который возглавлял основные силы.

Тарасов дал команду на открытие огня своей группе. Целей не наблюдалось. Так что пришлось стрелять «куда-то туда». Укры не отвечали. Магазин заканчивался. Укры подозрительно молчали. Отстреляв оговоренное количество, бойцы стрельбу прекратили. Тарасов наблюдал в бинокль за деревней. Шло время. Движения не было видно. Что же предпринять? Лихорадочно думал Тарасов? Отходить или дать команду «Хирургу», что бы он начал шуметь? А если его отрежут? Внезапно он увидел людей в камуфляже.
- Огня не открывать, - приказал Тарасов.
Люди двигались как то странно, укры так не должны были. Да и фигуры были знакомы. Дойдя до края деревни, один из них поднял руку и в рации Тарасова раздался голос «Хирурга», - командир, мы в Грабском.
- Подними левую руку, - ответил Тарасов.
Фигура подняла левую руку. Сомнений не осталось, в деревне были разведчики. Мысленно ругаясь (он чуть было не застрелил «Хирурга») Тарасов отдал общий приказ о запрете открытия огня и двинулся в Грабское. Разведчиков он направил глубже, за переезд.
Подходя к деревне, на дороге Тарасов увидел «минный шлагбаум». Было бы весело, - подумал он, - если бы наша техника двинулась. Отодвинув ТМ-ки (танковые мины), двинулись дальше, внимательно глядя под ноги. Сходить на обочину Тарасов бойцам запретил. На дороге, то тут, то там, торчали из асфальта хвостовики минометных мин. А значит, наши минометчики молодцы, - подумал Тарасов, - хорошо стреляли.

Бойцы разбегались по деревне, занимая позиции. Двинулись дальше. Надо было торопиться. Начинало темнеть. Выставили заслоны на дороге и до темноты успели полностью занять Грабское.



Тарасов доложил о захвате Грабского «Бате» и, на всякий случай, решил сообщить об этом другим подразделениям. Обзвонив всех, добрался и до штаба «Оплота». Сообщив о захвате Грабского, услышал восторженные крики и обещание наградить всех «крестом». Тарасов про себя хмыкнул. Они был слишком далеко от штаба, что бы кого-то из них наградили.

Отзвонившись всем, Тарасов вызвал «Хирурга».
- Женя, ты чего учудил?
- А что такое?
- Ты чего в Грабское полез?
- Так я посмотрел, никого не видно. Ну и решил зайти.
- Это ты молодец. Только почему меня не предупредил? Я ведь чуть было тебя не застрелил? Мы же не знали что это вы? За инициативу хвалю. Но в следующий раз ставь меня в известность. Ты воюешь не сам по себе, а в составе подразделения. Свои действия необходимо согласовывать.

Раздав ЦУ и проверив оборону, Тарасов укладывался спать. Со стороны укров в небо взлетали ракеты разных цветов. Кто их пускал Тарасов не имел ни малейшего понятия. За посадкой мелькали огни автомобилей.

В кармане завибрировал телефон, прервав накатившую дремоту. С трудом разлепив глаза Тарасов вытащил телефон и глянул, кто звонит. Входящий был от «Бати».
- Алло, слушаю.
- Силами вверенного подразделения нанести огневой удар по противнику сосредоточенному в районе....
Тарасов дослушал приказ.
- Батя, мне нечем. У меня из тяжелого пара выстрелов к СПГ, да несколько «граников». Местность я не знаю, карт этого района у меня нет. Кто соседи и где они находятся не имею понятия. Куда мне идти?
- Силами вверенyого подразделения нанести огневой удар по противнику сосредоточенному в районе...
- Есть. Разрешите выполнять?
- Действуй.

Тарасов отключил телефон и лег спать. Утро вечера мудренее.

Проснувшись Тарасов стал думать, как выполнить приказ. Предположительно укры ушли из Иловайска. Куда они двинулись? Какими силами? Оставили ли укры заслоны? Какие соседи? Система опознавания? Только вопросы. Ответов нет. Забить? Или все таки попытаться? Чем? Какими силами? Без информации никуда. Нужно нащупать противника. Потом уже принимать решение. Люди пусть отдыхают. Скатаюсь сам. Или может быть разведка без напоминания нашла оторвавшегося противника? Увы, разведка всю ночь продежурила, карауля укров. Так что Тарасов сел на мопед и поехал в сторону Агрономического. Не успел он далеко отъехать, как его догнали бойцы из второго разведотделения.
- Командир, мы с тобой.
- Хорошо. Держитесь метрах в трехстах за мной. Если че, отомстите за меня. - Пошутил Тарасов дежурной шуткой.
Тарасов ехал не спеша. От укрытия к укрытию. Осматривая все в бинокль. Вскоре наткнулись на следы от техники, проехавшей в большом количестве. Тарасов развернулся и подъехал к разведчикам.
- Мужики, полное внимание. Если что - действовать по обстоятельствам. В затяжной бой не вступать. Со всех стволов - и назад, к своим. Заберите мой телефон. Он не должен попасть к украм ни при каких обстоятельствах.
- Хорошо, командир.
Двинулись еще осторожнее. Проехали мимо стрельбища. Следы от техники были относительно свежими. Дул легкий ветерок, но в колее пыли было еще не много.

Дорога по которой укры убегали из Иловайска

Добрались до какой-то деревни. Осмотрев ее в бинокль, Тарасов не заметил присутствия укров. Оставив разведку наблюдать, Тарасов поехал в деревню, готовый при первых признаках опасности развернуться и на полном газу вернуться назад. По крайней мере попытаться стоит. Но и в деревне укров не было. Порыскав вокруг деревни Тарасов решил, что укры двинулись дальше по асфальтовой дороге. Подтянулась разведка.
- Стойте в посадке. Себя не проявлять. Мы и так далеко забрались. Пора возвращаться.
- Хорошо.

Проехав по дороге. Тарасов увидел какой-то населенный пункт. Ехать дальше не было никакого смысла. Где укры, выяснить не удалось. Преследование теряло всякий смысл. Пора было возвращаться. Тарасов вернулся к перекрестку, где его ждала разведка. Заехав в посадку сказал, - возвращаемся, есть чего пожевать?
Пережевывая пищу, Тарасов еще раз обдумал сложившуюся ситуацию. Лучше всего оставаться в Грабском до получения новых приказов. Что то насторожило его. Сквозь постоянный звон в ушах он определенно услышал шум техники.
- Внимание! Боевая. Огонь открывать по ситуации, - сказал Тарасов и вышел на дорогу.

Автомат он закинул за спину. Сам стоял по среди дороги и жевал вкусное яблоко. По дороге двигалось несколько БМПшек, на которых густо сидела пехота. Никаких флагов не было видно. Но и ленты на пехоте были не желтые, а белые. Может наши? На броне, среди незнакомых бойцов, он уже увидел своего товарища. Наши, - обрадовался Тарасов.

БМПшка резко затормозила в нескольких метрах от Тарасова, который даже не и не думал отойти с дороги. Пехотура, молодые, приблизительного одного возраста бойцы, наставили на него автоматы и защелкали предохранителями.
- Где же вас таких перепуганных набрали? По объявлению, что ли? Хмыкнул Тарасов.
- Ты чего здесь делаешь? - обратился он к знакомому.
- Арсений попросил дорогу показать.
- Ну ладно. Едете куда?
- Укров ищем.
- Я с Грабского. Укров нет. Все чисто.
- Иловайск тоже наш. Вчера укры убежали.
- Ага, значит вчера в колоне укры ночью шли. Хрен поймешь, кто где. Ладно, мне назад пора ехать. Удачи, мужики!
- Счастливо!

Тарасов с разведкой поехали в Грабское. Ехали другой дорогой, хотели убедится, что укров действительно нет. При подъезде к деревне, Тарасов заметил «полевку». Надо проверить. Пояснив свои действия разведке, Тарасов, внимательно глядя под ноги, двинулся вдоль провода в сторону деревни. Провод уходил в бетонные блоки. Обойдя вокруг и не заметив ничего подозрительного Тарасов заглянул внутрь. Среди барахла, стояла КПМ-3 (конденсаторная подрывная машинка). Тарасов задумался. Поверить в то, что такое имущество было брошено он не мог. Вытащив шнур, он накинул кошку на машинку и отойдя на всю длину шнура дернул. Выждав несколько минут, он зашел внутрь, отсоединил провода и, довольный, забрал КПМ. Вещь полезная. Хотя для наших целей больше подходили ПМ-4 (малогабаритная подрывная машинка), которых в хозяйстве Тарасова когда-то был целый ящик.
Сматывая провод, Тарасов пошел на другой конец. Мины оставлять рядом с населенным пунктом было нельзя. На другом конце провода оказалась ОЗМ-72. Причем установлена она была в центре поля. Одна ОЗМ! В центре поля! Логику саперов понять было невозможно. Может быть все таки сюрприз. Тарасов сам любил и умел устраивать подобные сюрпризы (***!!!). Так что снимал он эту мину с большими предосторожностями, заодно объясняя свои действия разведке. Люди обычно боятся мин, и правильно делают, но вдруг, когда нибудь будет безвыходная ситуация и глядишь, они вспомнят его слова.
После того, как сняли эту мину, Тарасов решил объехать Грабское по периметру. В помощь себе он позвал своего сапера — Клауса. Пока Клаус шел к ним, Тарасов на бывших позициях украинских минометчиков встретился с местными жителями, которые хозяйственно прибирали брошенное имущество. Переговорив с ними, Тарасов двинулся дальше. Еще одну мину, на этот раз МОН-90 нашли на краю деревни, на обочине дороги по направлению к Иловайску. И снова все было сделано по дилетантски. Ее не установили даже на неизвлекаемость. Мину сняли и Тарасов решил глянуть, что в посадке. В посадке стояла растяжка. Все свои действия, Тарасов комментировал, что бы если чего, следующий сапер знал, где Тарасов накосячил.



- Командир, - закричали разведчики, - ты нам покажи, что бы мы знали.
Тарасов задумался. В таких делах, лишние не нужны. Но учиться как то надо.
- Идите сюда. Два человека. Следить за мной. Мгновенно делать все что я скажу.
Подошли два и Тарасов показал на проволоку. Сам то он уже много лет использовал для растяжек матовую леску под цвет местности. Тарасов двинулся вдоль проволоки и дошел до конца. Этот конец был закреплен к дереву. На втором конце уже ничего не было. Видны были следы подрыва. Укры закрепили растяжку на тонкое дерево, которое, раскачавшись от ветра, выдернуло чеку. С подошедшим Клаусом двинулись дальше. Еще одна растяжка. Разошлись по концам. Ничего особенного, обычная сигналка. Клаус стал показывать разведке что он делает, Тарасов снимал все на телефон. Прошлись по посадке дальше. Нашли ОЗМ. Сняли и ее. Еще ОЗМка. Пусть и на окраине, но в черте населенного пункта. Хоть Тарасов и решил, что минировал дилетант, но имея большой опыт по части «заподлянок» действовал не спеша и с большой осторожностью. (**!! не надо о щупах, дереве, сетках и т. п. вообще меньше занудства) Улов был богатым — МОНки, ОЗМки, сигналки, ЭДешки (электродетонаторы), машинка, полевка. Выгрузив все из машины, продолжили разминирование. Клаус подтянул своего ученика. Сняли еще несколько мин. По всей деревне были разбросаны неразорвавшиеся боеприпасы в той или иной степени сохранности. Все это Клаус аккуратно собирал и складывал в укровский окоп, готовя к утилизации, которую Тарасов назначил на следующее утро. Сам он вынужден был заниматься рутиной.


Tags: Тарасов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments