bez_pisem (bez_pisem) wrote,
bez_pisem
bez_pisem

Category:

Поговорим о поэзии

Недавно разговаривал со своим знакомым. Он очень образованный, начитанный человек. Но у него есть один недостаток - при его глубоком уме он имеет мнение отличное от моего.

Зашла у нас речь о поэзии и я сказал, что не люблю военную поэзию. Мне нравятся разные стихи, но военная поэзия не нравится совсем.

Когда мне попадается плохая проза, я закрываю ее и сразу забываю. Но плохие стихи вызывают у меня другие эмоции.

Я не пою песни. У меня нет ни голоса, ни слуха. Но когда я слышу фальшивое пение, я испытываю физический дискомфорт. От плохого исполнения песен у меня повышается артериальное давление. Когда же я читаю чьи то плохие стихи, мне почему-то, становится стыдно. Конечно же стихи такая вещь, что одному стих может нравится, другому нет. Для одного стих может показаться гениальным, для другого нет. Ведь у каждого из нас разный жизненный опыт, разные вкусы, разный темперамент.

Вообще мне нравится поэзия. Мне нравятся «восточные» стихи: «Пройдя свой путь земной до середины, я очутился в сумрачном лесу.». Автор взял слова и отсек все лишние.

В 10 лет мне бы такие стихи не понравились, но сейчас они вызывают во мне отклик. Так что может быть со временем, мне понравится и «военная поэзия».

Как сказал один известный китайский мастер поэзии - стихи пишутся по следующим правилам: первая строчка мысль выражает. Вторая развивает. Третья отворачивается. Четвертая объединяет.

Военные стихи пишутся по еще более простым правилам. Сначала надо дать понять, что вы пишете «из горящего танка». Следующая мысль — что скоро вас убьют. Ну а потом про старушку-мать.Что то вроде:



Я смотрю из окопа на небо,(1)
По нему плывут облака. (2)
Вспоминаю буддистскую притчу,
О крестьянине и про льва.(3)


Друг толкает в плечо — Сигарету?(4)
Не курю, но зачем-то беру.(5)
Нам в атаку идти на рассвете,
И возможно я завтра умру.(6)


Я умру, меня закопают,(7)
Будут пить за меня друзья.
Будут помнить меня на пьянках,(8)
Может год, а может и два.


Все забудут друзья и подруги,
Только есть один человек,
Тот, кто будет смотреть на фотку,
Доживая преклонный свой век.(9)



Примечания:


  1. В первой же строчке, мы даем понять, что герой произведения — настоящий фронтовик находящийся на переднем крае в окопе.


  2. Небо и облака - символ мечтательности, ухода от действительности. Можно добавить немного НЛП задействовав различные каналы, аудиальный, кинестетический...

    Солнца жар.

    Жужжание мошек.

    Мне на руку сел комар.

    ...

    Ну и так далее.


  3. Упомянута буддийская притча. Это показывает нам, что герой стиха не простой человек. Притча такая:

    «Один путник встретился с тигром. Он хотел убежать, но тигр побежал за ним. Добежав до обрыва, путник покатился вниз, ухватившись за корни виноградной лозы и повис. Дрожа от страха, он посмотрел вниз и увидел там другого тигра. Только лоза удерживала его. И вдруг человек рядом с собой заметил землянику. Сочная и спелая она росла по краям склона. Так захотелось жить!

    Держась одной рукой за лозу, он потянулся за ягодой… Какой была она вкусной!»


  4. Крайне желательно написать о друге и сигаретах. Отсылаем читателя к гениальным строкам Высоцкого «Друг оставь покурить, а в ответ тишина. Он вчера не вернулся из боя».


  5. Не курю — это не потому, что герой произведения поддерживает здоровый образ жизни, а что бы показать его переживания. Перед боем, сигареты задумчиво курят. После боя, ломают сигареты, трясущимися руками, жадно втягивают табачный дым и т.д.


  6. Начинаем давить на жалость, выжимаем слезу из читателя.


  7. Усиливаем нажим некоторым натурализмом. Отсылаем читателя к Вертинскому «Забросали их елками, закидали их грязью и пошли по домам...»


  8. Показываем, что главный герой имеет опыт потерь и был свидетелем: «мы за тебя отомстим, не забудем, не простим».


  9. Завершающий штрих - старушка-мать. Можно написать и более явно.

    Старуха-мать заплачет горько,
    Сжимая фоточку в руках,
    И вспомнит сыночку родного,
    Как он лежал в ее руках.





Вот подобное творчество и вызывает неприятие военной поэзии. А если автор стихов еще и «верблюдов вставит». Помните произведение Бориса Лавренева «Сорок первый»?



Марютка кашлянула. Понизила голос до баса, рубила слова, свирепо вращая глазами:

Как казаки наступали,

Царской свиты палачи,

Мы встренули их пулями,

Красноармейцы молодцы,

Очень много тех казаков,

Нам пришлося отступать.

Евсюков геройским махом

Приказал сволочь прорвать.

Мы их били с пулемета,

Пропадать нам все одно,

Полегла вся наша рота,

Двадцатеро в степь ушло.

- А дальше никак не лезет, хоть ты тресни, рыбья холера, не знаю, как верблюдов вставить? - оборвала Марютка пресекшимся голосом.


Конечно же я не считаю, что все военные стихи плохие. Это не так. Есть стихи и хорошие и гениальные. Стихи, которые вызовут во мне сильные эмоции, вызовут воспоминания о войне, которую я хочу забыть.


Поэтому для меня чтение военной поэзии сродни мазохизму.



Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments